Биографическая справка || РАН о Моисееве || Статьи Моисеева ||  Статьи о Моисееве || Сайты ]
 [  Биографиия Пригожина || РАН о Пригожине || Статьи Пригожина || Статьи о Пригожине]
[ Контакты для связи || Конференция "Эволюция Инфосферы" || Виртуальный форум || Трибуна Форума || Голос Чернобыля || Точная Механика || Наши Гости ]
[ Гостевая книга || Пишите нам || На главную страницу || Виртуальный магазин || Поиск ]


ПРЕДИСЛОВИЕ К АНГЛИЙСКОМУ ИЗДАНИЮ
НОВЫЙ ДИАЛОГ ЧЕЛОВЕКА С ПРИРОДОЙ


Наше видение природы претерпевает радикальные изменения в сторону множественно­сти, темпоральности и сложности. Долгое время в западной науке доминировала механи­стическая картина мироздания. Ныне мы сознаем, что живем в плюралистическом мире. Существуют явления, которые представляются нам детерминированными и обрати­мыми. Таковы, например, движения маятника без трения или Земли вокруг Солнца. Но сущест­вуют также и необратимые процессы, которые как бы несут в себе стрелу времени. На­пример, если слить две такие жидкости, как спирт и вода, то из опыта известно, что со временем они перемешаются. Обратный процесс - спонтанное разделение смеси на чис­тую воду и чистый спирт - никогда не наблюдается. Следовательно, перемешивание спирта и воды - необратимый процесс. Вся химия, но существу, представляет собой не­скончаемый перечень таких необратимых процессов.

Ясно, что, помимо детерминированных процессов, некоторые фундаментальные явления, такие, например, как биологическая эволюция или эволюция человеческих культур, должны содержать некий вероятностный элемент. Даже ученый, глубоко убежденный в правильности детерминистических описаний, вряд ли осмелится утверждать, что в мо­мент Большого взрыва, т. е. возникновения известной нам Вселенной, дата выхода в свет нашей книги была начертана на скрижалях законов природы. Классическая физика рас­сматри­вала фундаментальные процессы как детерминированные и обратимые. Процессы, свя­занные со случайностью или необратимостью, считались досадными исключениями из общего правила. Ныне мы видим, сколь важную роль играют повсюду необратимые про­цессы и флуктуации.

Хотя западная наука послужила стимулом к необычайно плодотворному диалогу между человеком и природой, некоторые из последствий влияния естественных наук на общече­ловеческую культуру далеко не всегда носили позитивный характер. Например, противо­поставление "двух культур" в значительной мере обусловлено конфликтом между вне­временным подходом классической науки и ориентированным во времени подходом, до­минировавшим в подавляющем большинстве социальных и гуманитарных наук. Но за по­следние десятилетия в естествознании произошли разительные перемены, столь же не­ожиданные, как рождение геометрии или грандиозная картина мироздания, нарисованная в "Математических началах натуральной философии" Ньютона. Мы все глубже осознаем, что на всех уровнях - от элементарных частиц до космологии - случайность и необрати­мость играют важную роль, значение которой возрастает по мере расширения наших зна­ний. Наука вновь открывает для себя время. Описанию этой концептуальной революции и посвящена наша книга.

Революция, о которой идет речь, происходит на всех уровнях: на уровне элементарных частиц, в космологии, на уровне так называемой макроскопической физики, охватываю­щей физику и химию атомов или молекул, рассматриваемых либо индивидуально, либо глобально, как это делается, например, при изучении жидкостей или газов. Возможно, что именно на макроскопическом уровне концептуальный переворот в естествознании про­слеживается наиболее отчетливо. Классическая динамика и современная химия пережи­вают в настоящее время период коренных перемен. Если бы несколько лет назад мы спро­сили физика, какие явления позволяет объяснить его наука и какие проблемы остаются открытыми, он, вероятно, ответил бы, что мы еще не достигли адекватного понимания элементарных частиц или космологической эволюции, но располагаем вполне удовлетво­рительными знаниями о процессах, протекающих в масштабах, промежуточных между субмикроскопическим и космологическим уровнями. Ныне меньшинство исследователей, к которому принадлежат авторы этой книги и которое с каждым днем все возрас­тает, не разделяют подобного оптимизма: мы лишь начинаем понимать уровень при­роды, на кото­ром живем, и именно этому уровню в нашей книге уделено основное внимание.

Для правильной оценки происходящего ныне концептуального перевооружения физики необходимо рассмотреть этот процесс в надлежащей исторической перспективе. История науки - отнюдь не линейная развертка серии последовательных приближений к некоторой глубокой истине. История науки изобилует противоречиями, неожиданными поворотами. Значительную часть нашей книги мы посвятили схеме исторического развития западной науки, начиная с Ньютона, т. е. с событий трехсотлетней давности. Историю науки мы стремились вписать в историю мысли, с тем чтобы интегрировать ее с эволюцией запад­ной культуры на протяжении последних трех столетий. Только так мы можем по достоин­ству оценить неповторимость того момента, в который нам выпало жить.

В доставшемся нам научном наследии имеются два фундаментальных вопроса, на кото­рые нашим предшественникам не удалось найти ответ. Один из них - вопрос об отноше­нии хаоса и порядка. Знаменитый закон возрастания энтропии описывает мир как непре­станно эволюционирующий от порядка к хаосу. Вместе с тем, как показывает биологиче­ская или социальная эволюция, сложное возникает из простого. Как такое может быть? Каким образом из хаоса может возникнуть структура? В ответе на этот вопрос ныне уда­лось продвинуться довольно далеко. Теперь нам известно, что неравновесность - поток вещества или энергии - может быть источником порядка.

Но существует и другой, еще более фундаментальный вопрос. Классическая или кванто­вая физика описывает мир как обратимый, статичный. В их описании нет места эволюции ни к порядку, ни к хаосу. Информация, извлекаемая из динамики, остается постоянной во времени. Налицо явное противоречие между статической картиной динамики и эволюци­онной парадигмой термодинамики. Что такое необратимость? Что такое энтропия? Вряд ли найдутся другие вопросы, которые бы столь часто обсуждались в ходе развития науки. Лишь теперь мы начинаем достигать той степени понимания и того уровня знаний, кото­рые позволяют в той или иной мере ответить на эти вопросы. Порядок и хаос - сложные понятия. Единицы, используемые в статическом описании, которое дает динамика, отли­чаются от единиц, которые понадобились для создания эволюционной парадигмы, выра­жаемой ростом энтропии. Переход от одних единиц к другим приводит к новому понятию материи. Материя становится "активной": она порождает необратимые процессы, а необ­ратимые процессы организуют материю.

По традиции, естественные науки имеют дело с общеутвердительными или общеотрица­тельными суждениями, а гуманитарные науки - с частноутвердительными или частноот­рицательными суждениями. Конвергенция естественных и гуманитарных наук нашла свое отражение в названии французского варианта нашей книги "La Nouvelle Alliance" ("Но­вый альянс"), выпущенной в 1979 г. в Париже издательством Галлимар. Однако нам не уда­лось найти подходящего английского эквивалента этого названия. Кроме того, текст анг­лийского варианта отличается от французского издания (особенно значительны рас­хож­дения в гл. 7-9). Хотя возникновение структур в результате неравновесных процессов было вполне адекватно изложено во французском издании (и последовавших затем пере­водах на другие языки), нам пришлось почти полностью написать заново третью часть, в которой речь идет о результатах наших последних исследований, о корнях поня­тия вре­мени и формулировке эволюционной парадигмы в рамках естественных наук.

Мы рассказываем о событиях недавнего прошлого. Концептуальное перевооружение фи­зики еще далеко от своего завершения. Тем не менее мы считаем необходимым изложить ситуацию такой, как она представляется нам сейчас. Мы испытываем душевный подъем, ибо начинаем различать путь, ведущий от того, что уже стало, явилось, к тому, что еще только становится, возникает. Один из нас посвятил изучению проблемы такого перехода большую часть своей научной жизни и, выражая удовлетворение и радость по поводу эс­тетической привлекательности полученных результатов, надеется, что читатель поймет его чувства и разделит их. Слишком затянулся конфликт между тем, что считалось веч­ным, вневременным, и тем, что разворачивалось во времени. Мы знаем теперь, что суще­ствует более тонкая форма реальности, объемлющая и время, и вечность.

Наша книга является итогом коллективных усилий, в который внесли свой вклад многие коллеги и друзья. К сожалению, мы не можем поблагодарить каждого из них в отдельно­сти. Вместе с тем нам хотелось бы особенно подчеркнуть нашу признательность Эриху Янчу, Аарону Качальскому, Пьеру Ресибуа и Леону Розенфельду, которых уже нет с нами. Свою книгу мы решили посвятить их памяти.

Мы хотим также поблагодарить за постоянную поддержку такие организации, как Меж­дународный институт физики и химии (Institut Internationaux de Physique et de Chimie), ос­нованный Э. Сольве, и Фонд Роберта А. Уелча.

Человечество переживает переходный период. В момент демографического взрыва наука должна, по-видимому, играть важную роль. Необходимо поэтому с большим вниманием, чем когда-либо, следить за тем, чтобы каналы связи между наукой и обществом остава­лись от-крытыми. Современное развитие западной науки вырвало ее из культурной среды XVII в., в которой зародилась наша наука. Мы глубоко убеждены в том, что современная наука представляет собой универсальное пос-лание, содержание которого более прием­лемо для других культурных традиций.

За последние десятилетия книги Олвина Тоффлера сыграли важную роль, обратив внима­ние широких кругов общественности на некоторые особенности "третьей волны", харак­теризующей наше время. Мы весьма признательны О. Тоффлеру за то, что он любезно со­гласился написать предисловие к английскому варианту нашей книги. Английский - не наш родной язык. Мы считаем, что каждый язык позволяет по-своему, несколько иначе, чем другие, описывать объемлющую нас реальность.

Некоторые из специфических особенностей языка оригинала сохраняются даже при самом тщательном переводе. Мы весьма признательны Джозефу Эрли, Яну Макгилврею, Кэрол Терстон и особенно Карлу Рубино за помощь при подготовке английского варианта нашей книги Мы хотели бы также выразить нашу глубокую благодарность Памеле Пейп, тща­тельно перепечатавшей несколько последовательных приближений к окончательному ва­рианту текста книги "Порядок из хаоса".

Назад Наверх


Биографическая справка || РАН о Моисееве || Статьи Моисеева ||  Статьи о Моисееве || Сайты ]
 [  Биографиия Пригожина || РАН о Пригожине || Статьи Пригожина || Статьи о Пригожине]
[ Контакты для связи || Конференция "Эволюция Инфосферы" || Виртуальный форум || Трибуна Форума || Голос Чернобыля || Точная Механика || Наши Гости ]
[ Гостевая книга || Пишите нам || На главную страницу || Виртуальный магазин || Поиск ]